Проповеди

Проповеди

« Назад

Неделя сыропустная. Рим.13:11-14. иерей Артемий Якименко

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

За Божественной Литургией в последнее Воскресение перед Великим Постом мы слышим слова апостола Павла из Послания к Римлянам: «наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим13:11-14).

Последние стихи этого отрывка знамениты тем, что, читая их, обратился блж. Августин, великий святой V века. Святителя блаженного Августина Аврелия называют учителем Благодати. Он воспринимал человека на столько поражённым грехом, что только сила божественной благодати способна воздвигнуть его из глубины падения. Как случилось его обращение, он сам рассказывает в своей книге, знаменитой Исповеди. Он бродил по саду подавленный, потому что не мог найти пути к добродетельной жизни и восклицал тоскливо: «Когда же? Когда же наконец? Всё завтра, да завтра — почему же не сегодня? Почему не сейчас положить конец этой порочности?» Вдруг он услышал как будто детский голос, говоривший: «Бери и читай; бери и читай». Он поспешил назад к скамье, где он оставил том Посланий апостола Павла. Он схватил его и прочитал первый попавшийся на глаза отрывок: «не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти. Но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти». Блаженный Августин пишет: «Я не хотел читать далее, да мне и не нужно было делать этого. Как только я закончил читать это предложение, как будто свет убеждённости влился в моё сердце и все тени сомнения рассеялись» (Августин «Исповедь» гл. 12). То есть, речь идёт о решимости, о безотлагательности дела Спасения, и тогда божественная благодать восставит человека из самой бездны грехопадения.  Вот такими словами апостола Павла о решимости и безотлагательности дела Спасения наставляет нас Церковь на пороге Великого Поста.

Но о какой ночи, и о каком дне говорит нам апостол: «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим13:12).

О чём эти слова, которые мы читаем за Литургией в Неделю сыропустную, в последнее Воскресение перед началом Великого Поста?

Как и многих великих людей, Павла преследовала мысль о скоротечности времени. Павел думал при этом не только о скоротечности времени, он ожидал Второго Пришествия Христа. Мысль о завершении века сего и начале нового века составляет ядро всех писаний Нового Завета. Вспомним, что после Крещения Господь возвестил начало нового века: «исполнилось время и приблизилось Царствие Божие» (Мк 1:15). Откровение Иоанна Богослова, последняя книга Нового Завета завершается возвещением Господа  о Своем Втором Пришествии: «Ей, гряду скоро!» (Откр 22:20). Когда Иисус Христос даёт заповедь молиться, то ведь молитва «Отче наш» – о том же: «да приидет Царствие Твое» (Мф 6:10). Разумеется, во всех этих случаях речь идет не о простом обрыве бессмысленного потока мировых событий. Завершение, о котором радостно возвещает Евангелие, есть разумная конечная цель мировой истории.

Как провозглашает сегодня Апостольское чтение, ныне эта спасительная цель к нам ближе, нежели когда мы уверовали (Рим13:11). Но когда мы вдумываемся во все эти восторженные слова, призывающие и воспевающие смену веков, мы поражаемся разнице в мироощущении христиан той далекой евангельской поры и современных верующих. Если первые были исполнены надежды на конец века сего и призывали его, то последние исполнены страха перед этим космическим событием и стараются всячески отогнать от себя даже самую мысль о нем. Это заставляет нас задуматься над нами самими и над нашей верой.

Так что же такое конец века сего? И почему первые христиане ждали его с надеждой, а мы или стараемся прогнать даже мысль о нём или воспринимаем его с ужасом? Да потому, что в сознании большинства современных людей это событие связано с устрашающей мыслью о смерти и чрезмерной привязанностью к мiру сему, о котором сказано, что мiр сей во зле лежит (1Ин 5:19).

Апостол Павел, используя всем понятные библейские образы ночи и дня, тьмы и света, пишет о том, что свет Воскресения Христова, которое и есть спасительное завершение человеческой истории, завершение жизни всех людей и каждого отдельного человека, – что этот свет наступающего Дня излучает свет в нашу жизнь. Этот свет просвещает нас в ночи века сего. Христианская весть о Воскресении дарует нам надежду на обретение нами нашей жизни в её совершенстве и полноте. Тот, кто верит и надеется, тот уже сейчас и здесь начинает жить в свете Царствия Божия. Христианская надежда – семя вечной жизни. В Господе Иисусе Христе человек живет уже не в этом мире, не в «веке сем», в котором он должен умереть и исчезнуть. В Иисусе Христе человек уже живет на небе, в предвосхищении радостного Дня Господня.

И вот на пороге Великого Поста, Церковь этим апостольским чтением указывает нам на то, что пост, как и сама жизнь отдельного человека, да и вся человеческая история приобретает подлинный смысл только в свете Воскресения Христова!

Аминь.