Проповеди

Проповеди

« Назад

Неделя о 21 по Пятидесятнице. Делами закона не оправдается никакая плоть. Мф22:35-40. 09.08.2018. иерей Артемий Якименко

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В сегодняшнем апостольском чтении мы слышали следующие слова:

«однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал2:16).

Предложенное место из Послания к Галатам Апостола Павла содержит в себе ядро учения Апостола об оправдании верой. Суть этого учения заключается в том, что человека оправдывают, то есть человек спасается, наследует блаженство Вечной Жизни не делами закона, но только верою.

Следует отметить, что в данном месте Павел говорит не об от­вле­чен­ных «доб­рых де­лах», но об очень кон­крет­ных пред­пи­са­ни­ях, ре­гла­мен­ти­ро­ван­ных За­ко­ном Мо­и­сея (То­рой). Но в широком контексте, этот отрывок на протяжении истории служил поводом к разногласиям, суть которых сводилась к следующему: в чём мы имеем упования нашего спасения? Во всесильной действующей Божественной благодати или в личных заслугах человека?  Уже в древности мы встречаем возражение, высказанное в послании апостола Иакова:

«Что́ пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет?  может ли эта вера спасти его? <…> Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?» (Иак2:14, 20)

Спор о «вере и делах» имел продолжение в дальнейшей христианской истории. Вырванные из контекста Священного Писания цитаты становились грозными оружиями противостоящих в споре сторон. «Спасение человека – есть дело исключительно благодати Божией, никакими делами человек себя сам спасти не может», – так утверждали одни. И были правы. «Вера без дел мертва; и бесы веруют, и трепещут», – так утверждали другие. И тоже были правы.  Чтобы разобраться в этом, надо задуматься о самих понятиях «вера» и «дела».

Хотя у Апостола Павла здесь речь идёт о конкретных делах, то есть предписания ВЗ Закона, но мы понимаем, что в широком контексте это можно отнести в принципе к добрым делам. Нравственный закон заложен в само существо человека и минимальные представления о добре и зле есть у каждого человека. Об этом говорит сам апостол Павел:

«ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах» (Рим2:14-15).

Также можно вспомнить философа Канта с его учением о нравственном категорическом императиве, то есть нравственном законе, заложенном сверху в каждого человека.

Итак, добрые чувства и дела возможны и без осознанной веры, ибо нравственность – в природе человека, сотворенного по образу Бога. Высокие образцы добра, милосердия и любви мы находим в людях любых исторических эпох, любых культур и религий. Да, добрые дела без веры возможны, и это очевидный факт.

С «верой» сложнее. Возможна ли вера, без добрых дел? Та вера, о которой пишет Апостол Павел без добрых дел любви и милосердия невозможна и немыслима. Его учение об оправдании верой становится подверженным двусмысленному толкованию и фактическим злоупотреблениям в нравственной области жизни человека, потому, что слово вера имеет в большей или меньшей степени две стороны: умственную и нравственную.

Так, современный человек под верой часто понимает «уверенность в существовании Бога». И такая вера вполне может обходиться без добрых дел.

Но библейский человек под верой понимал иное. Вера для него – это, прежде всего, «верность Богу», верность Его заповедям. И такая вера по определению неотделима от добрых дел. На библейском языке такая вера называется «праведностью». Но Апостол Павел утверждает, что упование на свою веру как верность, то есть упование на свою праведность – глубокое заблуждение! Думать, что ты можешь что-то заслужить перед Богом, выслужиться перед Ним своею верностью есть огромное заблуждение, это значит ставить абсолютно свободного Бога в зависимость от себя, от своих дел, от некоего закона, которому Бог должен следовать.

В V веке в Церкви была богословская полемика, вошедшая в историю под названием пелагианские споры. С одной стороны выступал монах, аскет Пелагий, в последствии, осужденный Церковью как еретик, который утверждал, что   первородный грех не влияет на человеческую природу. Следовательно, человек не ограничен в свободе воли и по-прежнему способен выбирать добро или зло без помощи Бога. Ему противостоял  святой блаженный Августин, автор знаменитой «Исповеди» (первое литературное сочинение, направленное на внутреннею сторону человеческого бытия), учивший о всесильной божественной благодати в деле спасения человека. То есть, в этом споре пятого века мы также видим прямые отголоски темы заявленной Апостолом Павлом.

Русский философ князь Евгений Николаевич Трубецкой характеризует учение Пелагия как: «латинскую языческую реакцию под внешней оболочкой христианства».[1] Характерная черта, которая сближает пелагианство с римским язычеством, есть  юридический формализм, превращающий отношение человека к божеству и религию в механическое исполнение закона. Превращает религию в магизм, Бог ставится в зависимость от моих заслуг и добродетелей.

 Апостол Павел здраво и справедливо учит, что сам себя никакими делами, никакими усилиями человек спасти не может. И мне остается только доверять Богу-Спасителю, вверить себя Ему. И, соответственно, слово «вера» Апостолом Павлом понимается не как «верность», а как «доверие».

«Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность» (Рим4:3) – читаем мы у Апостола Павла в послании к Римлянам. Праведность Авраама, таким образом, явилась следствием его доверия Богу.

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе» (Быт12:1). Авраам оставляет Харран и переселяется в Ханаан. В Древнем мире оставить свой дом и направится в неизвестную землю, было равнозначным самоубийству. Авраам свою судьбу целиком вручает Богу. 

Подтверждение мысли об оправдании верою мы неоднократно находим на страницах Евангелия. Тут можно привести в пример евангельскую историю об исцелении женщины страдавшей двенадцать лет кровотечением, описываемую Лукой (Лк8:43-48). По иудейским правилам, по закону Моисея она не могла находиться среди людей в своём состоянии. Но она прорывается сквозь толпу окружавшую Христа и касается края Его одежды. В ответ на это внешнее действие несчастная получает исцеление. Но Господь указывает нам истинную причину исцеления этой женщины: «вера твоя спасла тебя» (Лк8:48). Таким образом,  мы видим, что вера женщины (а не небрежение о Законе) вела её ко Христу. Следовательно, именно Вера является той силой, в ответ на которую Бог хочет и может спасти, и спасает человека. Но вера не как пассивное действие, не как только лишь интеллектуальный акт признания Божественности Христа, Спасительности Его Крестных Страданий и Воскресения, но Вера действенная, сопряженная с влечением, с неумолимой тягой ко Христу.

Другой евангельский рассказ, подтверждающий учение Апостола Павла об оправдании верою, есть повествование того же Луки о том, как Христос по просьбе некоего фарисея пришел к нему в дом и возлег. И одна женщина, бывшая грешницей в том городе пришла с алавастровым сосудом с миром в дом тот,  став позади у ног Христа «и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром» (Лк7:38). В ответ на что, Господь сказал ей: «прощаются тебе грехи» (Лк7:48). Но причину прощения грехов Спаситель указывает снова в вере: « Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром» (Лк7:50).

Но как мы видим и в первом, и во втором случае вера человека, необходимым образом сопрягается с действием. Можно сказать следующее, что внешняя сторона религиозной жизни человека, есть в аллегорическом смысле слёзы этой женщины, есть тот самый алавастровый сосуд с драгоценным миром. Источником же исцеления является Христос.

При таком понимании соотношения веры и дел не существует никакого противоречия между двумя великими апостолами: Павлом (делами закона не оправдается никакая плоть) и Иаковым (вера без дел мертва).

Аминь.

 

[1] Трубецкой Е. Н. Трубецкой Е. Н. Религиозно – общественный идеал западного христианства. СПб.: Изд-во РХГИ, 2004. С. 164.