Проповеди

Проповеди

« Назад

Неделя 8-я по Пятидесятнице. Чудо умножения хлебов (Мф 14:14-22). Иерей Константин Мальцев

 

14 И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.

15 Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.

16 Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.

17 Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.

18 Он сказал: принесите их Мне сюда.

19 И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.

20 И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; 21а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

22 И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

О чуде насыщения пятью хлебами и двумя рыбами пяти тысяч человек (не считая женщин и детей) благовествуют нам все четыре евангелиста, но каждый из них наполняет этот единый сюжет различными богословскими акцентами. 

Так, например, в евангелии от Матфея, это событие помещено в четырнадцатую главу, в самый центр Евангелия. А вся эта глава, являясь серединой повествования, как бы стягивает и удерживает всю евангельскую историю от Рождества до Воскресения в одной теме. В чисто евангельских событиях, по замыслу Матфея,  именно здесь находится эпицентр служения Христа, а  Распятие и Воскресение Богочеловека являют собой завершение и исполнение ВСЕЙ ВООБЩЕ библейской истории.

В начале главы, уходит с исторической сцены святой пророк Иоанн, принимая мученическую кончину. Иисус становится известен от края до края Палестины и в народной среде, и в кругах религиозной элиты, и в царском дворце: все толкуют о Нем по разному, считая, кто за пророка, кто за лжепророка, а в кругу четверовластника Ирода, суеверно, но даже воскрешают в Его лице Иоанна Крестителя. Возможно Ирод мучится какими-то душевными страхами после убиения пророка Иоанна, желая видет его воскресшим, чтобы встретиться с ним и оправдать себя. Но это не было подлинным раскаянием (иначе бы Ирод прекратил незаконное сожительство с Иродиадой), и Христос избегает встречи с ним. Помочь можно не всем, по крайней мере в определенный момент. Как бы то ни было, теперь основной вопрос Евангелия поставлен для каждого жителя этой земли: Кто же такой Иисус из Назарета на самом деле?

Именно сейчас исторический сюжет завязался в полной мере, по замыслу евангелиста, а вслед за тогдашними участниками и свидетелями событий, сам читатель призван максимально пристально взирать на Христа уже просто потому, что здесь пуповина рассказа, это особо важное место.

Евангелие от Матфея писалось для всех, но преимущественно для христиан из евреев, для которых ничего не было важнее Пятикнижия Моисея, поэтому всегда стоит держать в уме параллели этой главы с центральными событиями Торы.  В самом деле, тема Христа, как нового Моисея, раскрывается здесь особенно сильно. Как и Моисей,  Христос уводит в пустыню народ, который добровольно идет за Ним в труднодоступные места, чтобы послушать Его благовестие и исцелиться - это даже превосходит Моисея. Когда наступает вечер, Он насыщает их чудесным образом пятью хлебами и двумя рыбами через учеников, показывая,  что это Он питал их манной в пустыни. Уединяясь на горе, как Моисей, Он сходит с нее, уже не с учением или скрижалями, но как Законодатель и Вседержитель, идет по водам к пребывающим в страхе и погибающим в буре ученикам, открывает Свое имя, говоря:"это Я, не бойтесь". Наконец, после спасения утопающего Петра, ученики исповедуют Его истинным Сыном Божиим, что и является ответом на главный вопрос Евангелия.

Конечно, ученики, потом еще будут сомневаться, не понимать, отпадать от этого исповедания; народ будет снова искать умножения хлеба ради чрева  и просить знамения ради сомнения, но читатель должен уже окончательно уяснить: здесь больше Моисея, здесь действует Сам Бог.

Впрочем попутно, Христос, наперед зная все, что должно было с Ним произойти, устраивает так, чтобы и учеников наставить, и народ привлечь, и злоумышлений Ирода избежать, и нас побудить к алканию истинной пищи.

Удаляясь от Ирода, Христос учит нас благоразумию в опасности, никогда не стоит лезть на рожон, если того не требует время; проявляет заботу об учениках, давая им возможность отдохнуть после миссии; поучает народ о пище вечной, истинной, живой, которую Он даст всем желающим спасения. В целом, премудро совмещает и использует земные обстоятельства и намерения людей со Своим Божественным Домостроительством.  Исполняет людскую волю, чтобы открыть Свою. Насыщает земной пищей, но Божественным способом.

Так и мы, братья и сестры, должны искать этой пищи: общения Духа и Животворящих Тайн, понимая, что все земное и материальное без Божественного и Духовного освящения бессмысленно и бесполезно, только разрушает нас мало помалу и ведет к растлению; насыщает чрево, но опустошает душу, ублажает плоть, но ожесточает сердце. Ведь трапеза без молитвы и общения - это просто чревоугодие. Образец трапезы - Святое Причастие! Не случайно, по канонам Церкви, священник не может совершать Божественную литургию в одиночестве.

Потому, будем и мы освящать все молитвой и святым общением, насыщая чрево, насытим и душу, уединяясь только для необходимого отдыха, молитвы и Богомыслия. Станем учениками Христа, руками которых раздается Хлеб жизни. Последуем за Ним хоть в пустыню, хоть в Иерусалим, хоть куда, лишь бы получить настоящее исцеление от страстей и обид. Исповедуем Его перед всеми Сыном Божиим, Мессией, Спасителем мира особенно тогда, когда житейское море будет поглощать нас. Таким образом сможем избежать всех искушений врага, и не отойти от Христа, не соблазниться мнимым рассуждением, как некоторые из учеников после слов о Его плоти, но останемся с Ним даже до смерти, и не постыдимся во веки,  аминь.